пятница, 1 декабря 2017 г.

Кризис не за горами: Эволюция банковской системы России


Борясь с последствиями кризиса 2008-го года, Центробанк приступил к реализации весьма спорной программы оздоровления лопнувших банков, которая стала отправной точкой в последующем формировании банковской системы.

За последние месяцы в России обанкротилось немало крупных банков, и это вызвало очередную волну прогнозов и слухов о грядущем или уже наступившем банковском кризисе. Безусловно, не стоит недооценивать важность происходящего в финансовой сфере. В то же время, анализируя последние события, необходимо проявлять сдержанность и придерживаться известного принципа «разделения мух и котлет».

Эволюция ошибок.

В финансовой терминологии нет конкретного определения того, что следует понимать под «банковским кризисом». В трактовке МВФ это ситуация, при которой клиенты банков не имеют возможности осуществлять платежи и не могут забрать свои вложения, поскольку многие банки оказываются не в состоянии выполнить обязательства перед ними. Чтобы урегулировать кризисную ситуацию, государство вынуждено тратить большие суммы средств из запасов центрального банка или из бюджета. Как правило, речь о таком кризисе заходит в тех случаях, когда проблемы появляются у нескольких наиболее крупных банков, которые контролируют значительную часть рынка. Нередко подобные ситуации возникают из-за «принципа домино»: вкладчики видят очередь у одной из кредитных организаций и тут же бросаются забирать деньги из своих банков.

Кризис в банковской сфере может наступить только при наличии внешних «системных» факторов, которые негативно отражаются на работе банков. Среди таких причин можно назвать резкий спад в экономике, из-за которого на балансах банков накапливается большое количество «плохих» кредитов, или падение курса национальной валюты. Сложности могут быть связаны и с внезапным обесцениванием каких-либо активов (земли, бумаг и т.д.), под которые банки выдавали кредиты. Если трудности возникают в одном, даже очень крупном банке, это крайне редко приводит к развитию системного кризиса. В качестве примера можно вспомнить банкротство банка Barings в 1995-м, причинами которого стали ошибки в управлении рисками и проблемы с внутренним контролем. 

В 1998-м году большинство крупных частных банков в России оказалось не в состоянии выполнить свои обязательства перед вкладчиками, что привело к кризисной ситуации. Поначалу проблемы с платежеспособностью, возникшие у «Инкомбанка» и «СБС-Агро», никак не отразились на работе других банков. Однако после того, как стало ясно, что правительство не собирается погашать свои долги, а Центробанк установил «плавающий» курс рубля, начало лихорадить уже всю банковскую отрасль. Клиенты, которые доверили банкам сбережения в иностранной валюте, лишились значительной части вкладов. Система квазигарантирования вкладов, на скорую руку придуманная ЦБ, оказалась не слишком эффективной. Помимо традиционных способов помощи банкам (выдача кредитов), для выхода из кризисной ситуации ЦБ был вынужден прибегнуть и к таким схемам, как многосторонний централизованный клиринг. Благодаря комплексным мерам к концу года удалось восстановить работоспособность отечественной банковской системы, а кредитные организации, удержавшиеся на плаву в сложный период, смогли продолжить свою работу.   

Прошло 10 лет…

Факторы, ставшие причиной кризиса 2008-го, не столь очевидны, поэтому анализировать их сложнее. Несмотря на некоторые внешние обстоятельства негативного характера (в экономике наблюдался спад, рубль обесценивался, падали цены на нефтяном и фондовом рынках), Центробанк продолжал активно кредитовать банки. В то же время клиенты забирали свои депозиты почти столь же интенсивно, как это происходило в 98-м (было выведено примерно 20% всех вкладов). Благодаря поддержке ЦБ многие банки без проблем выдавали деньги вкладчикам и проводили все платежные операции. Более того, в тот период, когда Банк России искусственно удерживал рубль, чтобы не допустить панических настроений среди населения, банки оперативно увеличили свои активы в валюте. Последующее падение курса национальной валюты принесло им огромные барыши и компенсировало все убытки, которые они понесли на начальных стадиях кризиса.

Ни один из банков, которые серьезно пострадали от кризиса, не был настолько системным и крупным, чтобы спровоцировать «цепную реакцию». Не стоит забывать, что самые первые антикризисные шаги правительства были направлены на поддержание наиболее крупных банков (ВТБ и Сбербанка), в результате чего каждый из них моментально получил не одну сотню миллиардов рублей. Сомнения в надежности этих «гигантов» не были беспочвенными: впоследствии ВТБ и не пытался вернуть заем, а долг Сбербанка, довольно быстро погасившего часть кредита, в 2015-м вновь вырос до полутриллиона рублей. Очевидно, именно помощь государства помогла стабилизировать ситуацию, сложившуюся в тот период.

Роль государства.

Отметим один крайне важный момент: в 2008-м более 50% всей банковской системы находилось под контролем государства. Это соотношение сохранялось как в общем объеме депозитов физических лиц, так и в сумме активов. То, что госбанки получили в кризисный период столь мощную поддержку (деньги из бюджета выделили также и Россельхозбанку с ВЭБом), лишний раз доказывает, что государство было готово на все, чтобы удержать их на плаву. Кстати, в то время примерно 20% всех банков на территории России были иностранными, и благодаря осторожной политике, которой они придерживались, кризис их практически не затронул. Получается, реальная опасность угрожала не более чем 30-ти % всех банков, которые находились в собственности отечественного частного бизнеса. Представить себе ситуацию, когда все частные банки одновременно становятся банкротами, практически невозможно, поэтому потенциальная зона риска еще больше сужается.

Из вышесказанного можно сделать следующий вывод: тот факт, что значительная часть российского банковского сектора принадлежит государству, является неким «противоядием» от всевозможных кризисных явлений. Здесь можно провести аналогию с китайской банковской системой – на ее балансах находится огромный объем плохих активов, а специалисты уже который год прогнозируют пришествие глобального кризиса. Однако государству, имеющему контроль над банками, удается выравнивать ситуацию то бухгалтерскими проводками, то внушительными вливаниями средств. На сегодняшний день доля банков с иностранным капиталом в банковском секторе составляет около 10%, в то время как доля государственных банков превышает 70%. Таким образом, антикризисный «противовес» стал еще более внушительным, однако не обошлось и без негативных последствий.

России дорого обошелся кризис 2008-го года: по оценкам экспертов, на преодоление его последствий было потрачено почти 8% ВВП. Стоит отметить, что эти средства использовались крайне неэффективно. Во-первых, значительная часть денег «осела» в государственных банках, а в системе управления ими так ничего и не изменилось. После кризиса эти банки практически ежегодно, так или иначе, получают материальную помощь из федерального бюджета.

Во-вторых, в 2008-м Центробанком была запущена система санации обанкротившихся банков, которая и по сей день вызывает множество нареканий. Как следует из общемировой практики, репутацию лопнувшего банка восстановить невозможно, поэтому «спасать» его целесообразно лишь до того момента, пока его не объявили банкротом. Однако мы, как обычно, предпочитаем учиться на собственных ошибках, тем более что для проведения санации каждый раз находится веская причина. В одном банке под угрозой оказался солидный депозит очень влиятельного вкладчика, другой банк располагает крупным пакетом акций телекомпании, а в собственности третьего – высоколиквидные объекты недвижимости. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ни один из банков, подвергнутых санации, так и не вернулся к нормальному режиму работы. Впрочем, этот факт не помешает руководству Центробанка принять очередное решение о запуске новой процедуры санации.

Россияне бегут из банковских вкладов в доверительное управление.

Комментариев нет:

Отправить комментарий